Судебная практика московских районных судов

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

на главную

Хулиганство группой лиц, побои и лёгкий вред здоровью.

Басманный районный суд города Москвы, с участием государственного обвинителя - старшего помощника Басманного межрайонного прокурора города Москвы, подсудимых Б., Щ., К., М., защитников - адвокатов *******, потерпевшего С., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Б. ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ,

К. ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ,

Щ. ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ,

М. ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ,

установил:

Б., Щ., К. и М. совершили хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено ими при следующих обстоятельствах.

06 июня 2011 года, примерно в 22 часа 59 минут, Б., Щ., М. и К., предварительно вступив в преступный сговор, направленный на совершение хулиганства, то есть грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, используя малозначительный повод для совершения преступления, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в южном подземном переходе станции "Красные ворота" Таганско-Краснопресненской линии Московского метрополитена, то есть на объекте транспорта, являющегося общественным местом, подошли к ранее незнакомому С., проходившему по указанному подземному переходу и стали выражаться в адрес С. нецензурной бранью.

После этого Б., Щ., М. и К., продолжая совместные хулиганские действия, выражая явное неуважение к обществу, умышленно нарушая общепризнанные нормы и правила поведения, желая противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним, беспричинно подвергли С. избиению, действуя совместно и согласовано, нанесли последнему руками не менее десяти ударов в область лица и туловища каждый и по одному удару ногами в область туловища, причинив потерпевшему физическую боль, а также гематому правой скуловой области лица, то есть побои, не повлекшие вреда здоровью.

Кроме того, в ходе конфликта Щ., действуя умышленно с ведома Б., М. и К., нанес С. два удара в область спины имевшимся в его руках полиэтиленовым пакетом, в котором находились керамическая кружка, стеклянная банка, чайная ложка и полная жестяная банка с напитком, используя данные предметы в качестве оружия, после чего от нанесенных потерпевшему ударов керамическая кружка и стеклянная банка разбились, осколками которых последнему были причинены телесные повреждения причинившие легкий вред здоровью по признаку временной нетрудоспособности (кратковременного расстройства здоровья) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно).

Кроме того, Б., К. и М. совершили нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, из хулиганских побуждений.

Преступление совершено ими при следующих обстоятельствах.

06 июня 2011 года, примерно в 22 часа 59 минут, Б., К. и М., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в южном подземном переходе станции "Красные ворота" Таганско-Краснопресненской линии Московского метрополитена, в ходе совершения хулиганства при вышеизложенных обстоятельствах, имея умысел, направленный на нанесение побоев С., беспричинно подвергли последнего избиению, нанеся ему руками не менее десяти ударов в область лица и туловища и один удар ногой в область туловища, причинив физическую боль, а также телесные повреждения в виде гематомы правой скуловой области лица, не повлекшие вреда здоровью.

Кроме того, Щ. совершил умышленное причинение легкого вреда здоровью, из хулиганских побуждений.

Преступление совершено им при следующих обстоятельствах.

06 июня 2011 года, примерно в 22 часа 59 минут, Щ., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в южном подземном переходе станции "Красные ворота" Таганско-Краснопресненской линии Московского метрополитена, в ходе совершения хулиганства при вышеизложенных обстоятельствах, имея умысел, направленный на умышленное причинение легкого вреда здоровью С., из хулиганских побуждений, беспричинно подверг последнего избиению, нанеся ему руками не менее десяти ударов в область лица и туловища и один удар ногой в область туловища, причинив последнему физическую боль, а также телесные повреждения в виде гематомы правой скуловой области лица, не повлекшие вреда здоровью, а также нанес два удара в область спины С. имевшимся в его руках полиэтиленовым пакетом, в котором находились керамическая кружка, стеклянная банка, чайная ложка и полная жестяная банка с напитком, используя данные предметы в качестве оружия, после чего от нанесенных ударов С. керамическая кружка и стеклянная банка разбились, осколками которых последнему причинены телесные повреждения причинившие легкий вред здоровью по признаку временной нетрудоспособности (кратковременного расстройства здоровья) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно).

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Б. вину в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ - побои, признал; по ч. 2 ст. 213 УК РФ - хулиганство, вину не признал. По существу обвинения показал, что 06 июня 2011 года около 21 часа он (Б.) вышел с работы вместе с Щ., К. и М. и они решили выпить спиртного. Он (Б.) пил пиво, а остальные - водку. Затем, спускаясь в подземный переход станции метро "Красные ворота", он (Б.) и К. остановились покурить, а Щ. и М. прошли немного вперед, после чего он (Б.) услышал от Щ. фразу: «Сейчас я кому-то поддам». В этот момент к Щ. подошел С., который принял фразу Щ. в свой адрес, и спросил, кому тот хочет поддать, после чего Щ. и С. схватили другу друга руками.

От ударов Щ. потерпевший упал на асфальт. Он (Б.) и К. поспешили на помощь Щ. и начали бить С. Услышав крики посторонних о том, чтобы вызвали сотрудников полиции, он (Б.) поспешил отойти от места драки и услышал за собой хлопок, похожий на звук разбитого стекла. Удары потерпевшему наносили все подсудимые, в том числе М. Лично он (Б.) нанес С. примерно 4 удара кулаком в область туловища и примерно 3 удара сумкой по спине. Щ. наносил удары потерпевшему в том числе имевшимся у него полиэтиленовым пакетом, в котором находились стеклянная банка и другие предметы. Какого-либо сговора на избиение потерпевшего между ними не было, они решили лишь заступиться за Щ., который был меньше ростом, чем С. Считает, что инициатором конфликта был Щ., который произнес указанную фразу. Со всеми подсудимыми он (Б.) находится в дружеских отношениях.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Щ., вину в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ - лёгкий вред здоровью, признал полностью, и показал, что вечером 06 июня 2011 года он вместе с коллегами по работе К., М. и Б. шел с работы домой. По дороге они решили выпить спиртное и купили пару бутылок водки, которые распили. При этом Б. пил пиво. Спускаясь к станции метро "Красные ворота", Б. и К. остановились докурить, а он (Щ.) и М. прошли немного вперед и остановились их дождаться. Затем ввиду того, что они вчетвером опаздывали на поезд, он (Щ.), обращаясь к своим ребятам, произнес в нецензурной форме фразу: «Сейчас кому-то поддам». Проходивший мимо С. услышал данную фразу, принял ее в свой адрес и, подойдя к нему (Щ.), сказал: «Кому ты хочешь поддать?».

Он (Щ.) допускает, что он (Щ.) первым мог нанести С. удар кулаком в лицо. Кроме того, он (Щ.) ударил потерпевшего коленкой по ноге. После этого он (Щ.) схватили друг друга. В это время подбежали другие подсудимые и они вместе стали бить потерпевшего. Лично он (Щ.) нанес С. в общей сложности 7-8 ударов, в том числе бил полиэтиленовым пакетом, в котором находились керамическая кружка, стеклянная банка, ложка. Полагает, что резаные раны он (Щ.) причинил потерпевшему в результате нанесения ударов пакетом с находящимися в нем кружкой и банкой, которые разбились в ходе конфликта. М. также принимал участие в избиении.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый К. вину в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, признал полностью, и показал, что 06 июня 2011 года в вечернее время он (К.), Щ., М. и Б. вышли с работы и, находясь в состоянии алкогольного опьянения, направились к станции метро. Спускаясь к станции метро "Красные ворота", он (К.) и Б. остановились докурить сигареты, а М. и Щ. прошли от них немного вперед. В переходе в это время были и другие люди. Через некоторое время он (К.) услышал слова Щ.: «Сейчас я кому-то поддам», произнесенные в нецензурной форме, после чего проходивший мимо С. подошел к Щ. и спросил: «Кому ты хочешь поддать?». После этого между Щ. и С. началась драка, в связи с чем он (К.) и Б. подбежали к ним и стали бить С. Нанеся несколько ударов потерпевшему, он (К.) отошел в сторону и услышал как будто что-то разбилось.

Обернувшись, увидел лежащего на полу С. с приподнятой к середине спины майкой и порезами на спине. Причину участия в избиении потерпевшего объяснил желанием помочь Щ., которые был меньше С. Лично он (К.) нанес С. около 6 ударов кулаком в лицо и ногой по телу и ногам. Щ. наносил удары потерпевшему имеющимся у него полиэтиленовым пакетом с находящейся в нем разбившейся посудой, то есть мог причинить ему резаные раны. Помнит, что М. тоже наносил удары потерпевшему, в том числе имевшейся при нем сумкой. Полагает, что причиной конфликта послужило нецензурное выражение Щ. и нахождение подсудимых в состоянии алкогольного опьянения.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый М. вину в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, не признал, и показал, что вечером 06 июня 2011 года он и другие подсудимые вышел с работы, после чего они распили спиртное и направились в метро. Спускаясь к станции метро "Красные ворота", Б. и К. остановились покурить, а он (М.) и Щ. прошли вперед на несколько метров и остановились их дожидаться. При этом Щ. в возбужденном состоянии сказал в нецензурной форме: «Я сейчас кому-то поддам». В это время к ним подошел С., услышавший сказанное Щ., и спросил, кому тот хочет поддать. Между Щ. и С. возник конфликт, они схватили друг и друга за одежду и стали бороться. Затем подбежали Б. и К. и начали бить С. Он (М.) стоял за ними и наблюдал за происходящим, держа в руках свою сумку и сумки подсудимых, которые выпали у них из рук. Потом, услышав крики прохожих о том, что надо вызвать сотрудников полиции, он (М.) сообщил об этом подсудимым, чтобы они оставили С. Отойдя в сторону, он (М.) услышал звук разбитого стекла. Потерпевшему он (М.) никаких ударов не наносил, дерущихся не разнимал. Считает причиной конфликта указанную фразу в нецензурной форме, сказанную Щ., а инициатором конфликта - Щ.

Несмотря на признание подсудимыми К. А.А и Щ., частичное признание подсудимым Б. Д.А. и непризнание подсудимым М. вины в предъявленном обвинении, их виновность в инкриминируемых преступлениях подтверждается следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Согласно оглашенным в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ показаниям подсудимого Б., данным им в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого 14 октября 2011 года, 06 июня 2011 года в указанное в обвинении время он (Б.) совместно с Щ., К. и М. спустился в подземный переход станции метро "Красные ворота", находясь в состоянии алкогольного опьянения. При этом Щ. находился в возбужденном состоянии после выпитого спиртного и предложил нанести кому-либо из граждан телесные повреждения.

В этот момент по указанному переходу шел незнакомый им С., который спросил у Щ., кому тот решил нанести телесные повреждения, после чего он (Б.) и другие подсудимые выразились в адрес потерпевшего нецензурной бранью. Затем у Щ. с С. произошел словесный конфликт, после чего он (Б.), Щ., К. и М. подвергли С. избиению, нанеся каждый множественные удары кулаками и ногами по голове и различным частям тела. От ударов С. упал на пол перехода. В момент избиения у Щ. в руках находился полиэтиленовый пакет, в котором лежала керамическая кружка, стеклянная банка, чайная ложка и банка энергетического напитка. Данным пакетом Щ. наносил удары С., от которых кружка и банка могли разбиться и разбившимися осколками причинить резаные раны потерпевшему (т. 2 л.д. 219-221).

Согласно оглашенным в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ показаниям подсудимого Щ., данным им в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого 14 октября 2011 года, 06 июня 2011 года в указанное в обвинении время он (Щ.) вместе с Б., М. и К., находясь в состоянии алкогольного опьянения, спустились в подземный переход станции метро "Красные ворота". Он (Щ.) находился в возбужденном состоянии после выпитого спиртного и в нецензурной форме предложил другим подсудимым нанести кому-либо из граждан телесные повреждения. Далее К. и Б. остановились около ступеней, а он (Щ.) вместе с М. направился в сторону входа в станцию метро, ближе к павильонам, где начали беспричинно, из хулиганский побуждений, задираться к прохожим. После этого он (Щ.) увидел как навстречу им шел С.

Он (Щ.) и М. стали задираться к С., что-то говорить ему, возможно выражаться нецензурной бранью в его адрес. Затем он (Щ.) и М. схватили С. за одежду и повалили его на пол, после чего нанесли множественные, не менее 8-10, удары кулаками и ногами С. по голове и туловищу. У него (Щ.) в руках находился полиэтиленовый пакет, в котором были чайная кружка, чайная ложка, стеклянная банка с сахаром. Он (Щ.) нанес два удара по спине С. указанным пакетом с содержимым. От ударов кружка и банка могли разбиться и осколками могли быть причинены резаные раны потерпевшему. После этого он (Щ.) совместно с К., Б. и М. продолжили избиение С. Наклонившись к последнему, он (Щ.) увидел, что у потерпевшего на поясничной области, выше поясного ремня, имеется рана. Испугавшись, он (Щ.) предложил подсудимым убежать и они ушли в сторону входа на станцию метро, где на эскалаторе его (Щ.) и К. остановил сотрудник милиции и попросил проследовать в комнату милиции, пояснив, что они не оплатили проезд. Он (Щ.) подчинился требованиям сотрудника милиции, а К. убежал. Затем он (Щ.) был доставлен в комнату милиции станции метро «Китай-город» (т. 2 л.д. 229-232).

Согласно оглашенным в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, показаниям подсудимого К., данным им в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого 14 октября 2011 года, вечером 06 июня 2011 года он (К.) с Щ., Б. и М., находясь в состоянии алкогольного опьянения, спустились в южный подземный переход станции метро "Красные ворота" Щ., спускаясь по лестнице, предложил в нецензурной форме кого-либо побить. Он (К.) и Б. остановились недалеко от ступеней перехода, а Щ. и М. прошли к торговым павильонам.

Далее он (К.) увидел, как Щ. начал драться с С. При этом Щ. нанес С. не менее 8-10 ударов кулаками и каждый из подсудимых нанес по одному удару ногами в область головы и туловища потерпевшего. В руках у Щ. находился полиэтиленовый пакет, в котором были чашка, чайная ложка, сахар в стеклянной банке. Щ. в процессе избиения нанес С. один или два удара указанным пакетом. Возможно от ударов данные предметы разбились и осколками были причинены потерпевшему резаные раны. Далее к С. подбежали он (К.), М. и Б. и они вчетвером стали избивать С. кулаками и ногами в область головы и туловища. С. упал на пол перехода и в этот момент он (К.) увидел, что у потерпевшего в области поясницы имеется рана, из которой сочится кровь. Рядом с С. на полу лежала разбитая фарфоровая кружка, которая была в крови, чайная ложка, шнурок, крестик и банка напитка объемом 0,5 литров. После этого подсудимые, оставив потерпевшего, ушли в сторону входа в указанную станцию. В вестибюле станции метро "Красные ворота" он (К.) вместе с Щ. перепрыгнул через валидаторы и направился к эскалатору, чтобы спуститься на платформу станции, но их догнал сотрудник милиции и попросил проследовать в комнату милиции. Он (К.) испугался и убежал, уехав домой. Примерно в 03 часа 30 минут к нему (К.) домой приехали сотрудники милиции и задержали его (т. 2 л.д. 240-242).

Согласно оглашенным в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, показаниям подсудимого М., данным им в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого 14 октября 2011 года, вечером 06 июня 2011 года в указанное в обвинении время он (М.) совместно с Щ., К. и Б. спустился в подземный переход станции метро "Красные ворота". Все они находились в состоянии алкогольного опьянения. Щ., находясь в возбужденном состоянии, предложил в нецензурной форме нанести кому-либо из граждан телесные повреждения. В этот момент по указанному переходу шел С., который спросил у Щ., кому тот решил нанести телесные повреждения. Он (М.) с друзьями выразились в адрес потерпевшего нецензурной бранью. После этого у Щ. с С. произошел словесный конфликт. Далее он (М.), Щ., К. и Б. избили С., нанеся каждый не менее 8 ударов кулаками по различным частям тела и голове, и, кроме того, каждый нанес по одному удару ногами в область туловища потерпевшего. От ударов С. упал на пол перехода. В момент избиения у Щ. в руках находился полиэтиленовый пакет, в котором лежала кружка керамическая, стеклянная банка, чайная ложка и банка энергетического напитка. Данным пакетом Щ. наносил удары С. От ударов пакетом кружка и банка могли разбиться и осколками причинить телесные повреждения С. в виде резаных ран (т. 2 л.д. 251-253).

Допрошенный в судебном заседании потерпевший С. показал, что

06 июня 2011 года, примерно в 22 часа 45 минут, он (С.) проводил друга в гостиницу, расположенную недалеко от станции "Красные ворота", после чего, находясь в состоянии алкогольного опьянения, направился в сторону указанной станции. Спустившись в подземный переход станции, он увидел стоявших там ранее неизвестных Щ., К., Б. и М., находящихся в состоянии алкогольного опьянения. Кто-то из них в нецензурной форме предложил кого-то побить. Данную фразу он (С.) принял в свой адрес. После этого Щ., Б., К. и М. с применением нецензурной брани стали беспричинно избивать его (С.), нанеся множественные удары кулаками и ногами по голове и различным частям тела, от которых он старался защищаться. Кроме того, кто-то из подсудимых нанес ему удары целлофановым пакетом с содержимым и сумками в область головы. От ударов у него (С.) появилась резкая боль в поясничной области. Затем он (С.) потерял сознание на некоторое время, а когда очнулся, то находился на полу в указанном переходе, держался за бок и врачи оказывали ему медицинскую помощь. На полу около него имелись следы крови, валялись разбросанные предметы. Далее он был госпитализирован в ГКБ № города Москвы. Сам он (С.) никакого конфликта не провоцировал, к подсудимым не приставал, оскорблений в их адрес не высказывал. Какое количество ударов нанес каждый из подсудимых, пояснить не может, так как старался защищаться от ударов, но помнит, что в избиении принимали участие четверо подсудимых, в том числе М., который, кроме того, срывал с него футболку-поло. Считает инициаторами конфликта подсудимых. Б., Щ. и К. возместили ему причиненный моральный вред в размере ******рублей, в связи с чем он не имеет к ним претензий. Поддерживает заявленный гражданский иск о взыскании в его пользу с подсудимого М. ******* рублей в счет возмещения причиненного морального вреда.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Л., командир взвода 5-го отдела милиции УМ на Московском метрополитене, показал, что 06 июня 2011 года с 09 часов 00 минут он (Л.) заступил на службу по охране общественного порядка и общественной безопасности. Примерно в 22 часа 50 минут он (Л.), осуществляя проверку службы личного состава, прибыл на станцию метро "Красные ворота". Примерно в 23 часа 00 минут граждане сообщили ему (Л.), что в подземном переходе станции происходит драка.

Прибыв на место, очевидцы указали ему на прошедших через турникеты двух мужчин, как впоследствии выяснилось К. и Щ., сообщив, что именно эти люди участвовали в драке. При визуальном осмотре он (Л.) увидел, что у К. на руках имелись пятна вещества бурого цвета, похожего на кровь, а у Щ. были на брюках аналогичные пятна.

Также проходившие пассажиры сообщили, что в подземном переходе лежит мужчина, у которого имеется кровоточащая рана, причиненная в ходе драки, в которой участвовали Щ. и К. Он задержал Щ. и К., однако последнему удалось убежать. Впоследствии он доставил Щ. в комнату милиции, а пострадавшему С. была вызвана скорая помощь. У потерпевшего в поясничной области справа имелось две раны, из которых обильно сочилась кровь; его одежда была тоже в крови. Рядом с С. на полу находились пятна вещества бурого цвета, части разбитой чашки, металлическая ложка, металлическая банка с напитком, шнурок, крестик, разбитые части стеклянной банки.

Согласно оглашенным в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ в судебном заседании показаниям свидетеля Э., охранника ЧОП «Эверест», с 08 часов 00 минут 06 июня 2011 года до 08 часов 00 минут 07 июня 2011 года он (Э.) заступил на службу и осуществлял охрану торговых павильонов в южном подземном переходе станции метро "Красные ворота". Примерно в 23 часа 00 минут он (Э.) осуществлял обход указанного перехода и услышал шум, после чего увидел лежавшего на полу перехода незнакомого мужчину, впоследствии оказавшегося С., от которого быстро отходили двое молодых людей, к которым сзади подошли еще два молодых человека, внешность которых он (Э.) не запомнил.

Названные лица направлялись в сторону вестибюля указанной станции. Подойдя ближе, он (Э.) увидел, что у С. на лице имеются следы побоев, а в области спины - рана, из которой сочится кровь. На полу около С. имелись пятна крови, разбитые осколки от стеклянной банки, части разбитой керамической кружки со следами крови, жестяная банка с напитком и чайная ложка, шнурок с крестиком. С. был вызван наряд скорой помощи и его госпитализировали в больницу (т. 1 л.д. 101-103).

Кроме того, вина подсудимых в совершении инкриминируемых им преступлений подтверждается совокупностью иных доказательств, исследованных в судебном заседании:

- телефонограммой от 07 июня 2011 года, о том, что нарядом скорой помощи в ГКБ № города Москвы 06 июня 2011 года был доставлен из подземного перехода станции метро "Красные ворота"С. с колото-резаными ранами поясничной области (т. 1 л.д. 19);

- заявлением потерпевшего С. о привлечении к уголовной ответственности неизвестных лиц, которые 06 июня 2011 года примерно в 23 часа 00 минут избили его в подземном переходе станции метро "Красные ворота" (т. 1 л.д. 18);

- рапортом сотрудника милиции о том, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий был задержан Б., который принимал участие в избиении С. (т. 1 л.д. 48);

- протоколом осмотра места происшествия - южного подземного переходе станции метро "Красные ворота", в ходе которого на полу были обнаружены: пятна вещества бурого цвета, осколки разбитой фарфоровой кружки белого цвета со следами вещества бурого цвета, осколки разбитой банки со следами вещества бурого цвета, металлическая чайная ложка со следами вещества бурого цвета, банка из металла белого цвета со следами вещества бурого цвета, православный крестик из металла белого цвета и шнурок черного цвета (т. 1 л.д. 23-27);

- протоколами медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения от 07 июня 2011 года №, №, согласно которым у Щ., К. выявлено алкогольное опьянение (т. 1 л.д. 34, 46);

- заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которой имеющиеся у С. повреждения не повлекла за собой кратковременного расстройства здоровья, поэтому расценивается как повреждения, не причинившие вреда здоровью. Не исключается возможность образования вышеуказанных ран в результате скользящих воздействий осколков фарфоровой кружки и образования гематомы правой скуловой области в результате удара кулаком или ногой в область лица (т. 1 л.д. 161-162);

- заключением биологической экспертизы, согласно выводам которой на джинсах С. обнаружена кровь человека, которая могла произойти от самого С. (т. 1 л.д. 275-276);

- заключением биологической экспертизы согласно, выводам которой на туфлях, принадлежащих С., обнаружена кровь человека, которая могла произойти от самого С. (т. 1 л.д. 282-283);

- заключением биологической экспертизы от, согласно выводам которой на трусах, принадлежащих С., обнаружена кровь человека, которая могла произойти от самого С.(т. 1 л.д. 289-290);

- заключением биологической экспертизы от, согласно выводам которой на футболке С. обнаружена кровь человека, которая могла произойти от самого С. (т. 1 л.д. 296-297);

- заключение биологической экспертизы от, согласно выводам которой на ремне С. обнаружена кровь человека, которая могла произойти от самого С. (т. 1 л.д. 303-304);

- заключение биологической экспертизы, согласно выводам которой на фрагментах фарфора (осколках), изъятых в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего С. (т. 1 л.д. 247-248);

- заключением биологической экспертизы, согласно выводам которой на осколках стекла, изъятых в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от С. (т. 1 л.д. 254-255);

- заключением биологической экспертизы, согласно выводам которой на чайной ложке, изъятой в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от С. (т. 1 л.д. 261-262);

- заключением биологической экспертизы, согласно выводам которой на банке, изъятой в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от С. (т. 1 л.д. 268-269);

- заключением биологической экспертизы, согласно выводам которой на кроссовках, изъятых у К., обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего С. (т. 1 л.д. 310-311);

- заключением биологической экспертизы, согласно выводам которой на джинсовых брюках, изъятых у Щ. обнаружена кровь, которая могла произойти от потерпевшего С., и не могла произойти от Щ. (т. 1 л.д. 317-319);

- заключением биологической экспертизы, согласно выводам которой на кроссовках, изъятых у Щ., обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего С. и не могла произойти от Щ. (т. 1 л.д. 325-327);

- заключением трасологической экспертизы, согласно выводам которой осколки керамики, изъятые при осмотре места происшествия в подземном переходе станции метро "Красные ворота" 06 июня 2011 года, составляли единое целое (т. 2 л.д. 7-8);

- заключением трасологической экспертизы, согласно выводам которой на футболке, изъятой у потерпевшего С., в районе воротника имеется повреждение, образованное в результате механического отрыва воротника от футболки (т. 2 л.д. 21-23);

- заключением трасологической экспертизы, согласно выводам которой осколки стекла, изъятые при осмотре места происшествия в подземном переходе станции метро "Красные ворота" 06 июня 2011 года, могли ранее составлять единое изделие - стеклянную банку (т. 2 л.д. 35-36);

- протоколом осмотра предметов - фрагментов фарфоровой (керамической) кружки, осколков стекла, металлической чайной ложки, металлической банки с напитком, православного крестика, шнурка, изъятых в ходе осмотра места происшествия 06 июня 2011 года; мужских туфель, ремня, трусов, джинсовых брюк и футболки, принадлежащих потерпевшему С.; кроссовок, джинсовых брюк и мужской рубашки, принадлежащих Б.; кроссовок, джинсовых брюк и мужской рубашки, принадлежащих Щ.; белой спортивной куртки, футболки и спортивных брюк, принадлежащих К. (т. 2 л.д. 64-71);

- протоколом осмотра предметов - двух видеодисков с видеозаписями камер видеонаблюдения, расположенных в южном вестибюле и в южном подземном переходе станции метро "Красные ворота" (т. 2 л.д. 42-61);

- вещественными доказательствами - фрагментами фарфоровой (керамической) кружки, осколками стекла, металлической чайной ложкой, металлической банкой с напитком, православным крестиком, шнурком, мужскими туфлями, ремнем, трусами, джинсовыми брюками и футболкой, принадлежащими потерпевшему С.; кроссовками, джинсовыми брюками и мужской рубашкой, принадлежащей Б.; кроссовками, джинсовыми брюками и мужской рубашкой, принадлежащими Щ.; белой спортивной курткой, футболкой и спортивными брюками, принадлежащими К. (т. 2 л.д. 72-73, 74); двумя видеодисками с видеозаписями камер видеонаблюдения, расположенных в южном вестибюле и в южном подуличном переходе станции метро "Красные ворота" (т. 2 л.д. 62, 63).

Анализируя представленные доказательства, суд приходит к выводу, что вина подсудимых Б., Щ., К., и М. в содеянном нашла свое полное подтверждение в судебном заседании последовательными, непротиворечивыми и логичными показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями экспертов и иными материалами уголовного дела, которые соотносятся между собой, согласуются в деталях и дополняют друг друга.

Суд считает представленные доказательства относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для правильного разрешения настоящего уголовного дела по существу, в связи с чем полагает возможным положить их в основу приговора.

Оснований для оговора подсудимых со стороны потерпевшего и свидетелей не установлено.

К показаниям подсудимого М. о непризнании своей вины в совершении инкриминируемых преступлений и показаниям подсудимого Б. о непризнании вины в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ, суд подходит критически и расценивает их как один из способов защиты от предъявленного обвинения, направленный на избежание ответственности за содеянное либо ее существенное смягчение.

Довод подсудимого М. о непричастности к совершению инкриминируемых преступлений опровергается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами - показаниями потерпевшего С., показаниями подсудимых Б., Щ. и К., данными на предварительном следствии в качестве обвиняемых, и в судебном заседании, показаниями свидетелей Л. и Э., указанными протоколами следственных действий.

Доводы Б. о том, что он не совершал преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 213 УК РФ, опровергаются показаниями потерпевшего и подсудимых Щ. и К., которым оснований не доверять у суда не имеется.

В ходе судебного разбирательства достоверно установлено, что все подсудимые, допуская хулиганские действия, квалифицированные по ч. 2 ст. 213 УК РФ, действовали с прямым умыслом, избили потерпевшего беспричинно, в общественном месте, применяя при этом нецензурную брань, то есть действовали на основе явного неуважения к обществу, грубо нарушали общественный порядок, общепризнанные нормы и правила поведения, желая противопоставить себя окружающим и продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Приведенные доказательства, исследованные судом, свидетельствуют о том, что подсудимые посягали как на общественные отношения, связанные с охраной общественной безопасности, так и на общественные отношения, связанные с охраной жизни и здоровья человека, и поэтому должны квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных главами 16 и 24 УК РФ.

О наличии предварительного сговора между подсудимыми Б., Щ., К. и М. на совершение хулиганства свидетельствуют их согласованные действия, направленные на достижение конечного преступного результата, и четкое распределение ролей между соучастниками в процессе совершения преступления.

В материалах уголовного дела не имеется и в судебном заседании не представлено доказательств, свидетельствующих об искусственном создании органом уголовного преследования доказательств обвинения.

Действия подсудимых Б., К. и М. суд квалифицирует:

- по ч. 2 ст. 213 УК РФ , поскольку каждый из них совершил хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору:

- по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ), поскольку каждый из них совершил нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, из хулиганских побуждений.

Действия подсудимого Щ. суд квалифицирует:

- по ч. 2 ст. 213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 № 26-ФЗ), поскольку он совершил хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору;

- по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ , поскольку он совершил умышленное причинение легкого вреда здоровью, из хулиганских побуждений.

Оснований для изменения категории совершенных подсудимыми преступлений на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ) не имеется.

При назначении наказания Б. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, возраст, семейное положение, состояние здоровья, род занятий, положительную характеристику личности, а также влияние наказания на исправление подсудимого.

При назначении наказания Щ. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, возраст, семейное положение, ******, состояние здоровья, род занятий, положительную характеристику личности, а также влияние наказания на исправление подсудимого.

При назначении наказания К.суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, возраст, семейное положение, ******, состояние здоровья, род занятий, положительную характеристику личности, а также влияние наказания на исправление подсудимого.

При назначении наказания М.у С.А.суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, возраст, семейное положение, состояние здоровья, род занятий, положительную характеристику личности, а также влияние наказания на исправление подсудимого.

Кроме того, суд принимает во внимание фактическое участие каждого из подсудимых в совершении преступлений, значение этого участия для достижения цели преступлений.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимому Щ. суд признает: в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие у него малолетнего ребенка 2010 года рождения; в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ - добровольное возмещение потерпевшему морального вреда, причиненного в результате преступления.

Обстоятельствами, смягчающим наказание подсудимому К. суд признает: в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие у него малолетнего ребенка 2002 года рождения; в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ - добровольное возмещение потерпевшему морального вреда, причиненного в результате преступления.

Обстоятельством, смягчающих наказание Б., суд в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает добровольное возмещение потерпевшему морального вреда, причиненного в результате преступления.

Обстоятельств, смягчающих наказание М.у С.А., не установлено.

Обстоятельств отягчающих наказание Б., К., Щ. и М.у С.А., не имеется.

Оснований для применения положений ст. 64 УК РФ не установлено.

С учетом конкретных обстоятельств совершенных преступлений, данных о личности Б., К., Щ. и М. суд считает, что их исправление возможно без изоляции от общества и находит основания для применения ст. 73 УК РФ.

Гражданский иск, заявленный потерпевшим С., о взыскании с подсудимого М. в его пользу ****** рублей в счет компенсации морального вреда, с учетом положений ст.ст. 151, 1064, 1099-1101 ГК РФ, характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, имущественного положения подсудимого, соблюдения требований соразмерности, разумности и справедливости суд считает возможным удовлетворить.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, приговорил:

Признать Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ , и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года 6 (шесть) месяцев.

Признать Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ , и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить наказание Б. в виде лишения свободы на срок 3 (три) года.

На основании статьи 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.

Меру пресечения в отношении Б. до вступления приговора в законную силу оставить прежней - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать К. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ , и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года 4 (четыре) месяца.

Признать К. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ , и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить наказание К. в виде лишения свободы на срок 2 (два) года 10 (десять) месяцев.

На основании статьи 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.

Меру пресечения в отношении К. до вступления приговора в законную силу оставить прежней - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать Щ. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ , и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 3 (три) года.

Признать Щ. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ , и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить наказание Щ. в виде в виде лишения свободы на срок 3 (три) года 6 (шесть) месяцев.

На основании статьи 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.

Меру пресечения в отношении Щ. до вступления приговора в законную силу оставить прежней - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ , и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 3 (три) года 6 (шесть) месяцев.

Признать М. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ , и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить наказание М. в виде лишения свободы на срок 4 (четыре) года.

На основании статьи 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 3 года.

Меру пресечения в отношении М. до вступления приговора в законную силу оставить прежней - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Обязать Б., К., Щ. и М. не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, и являться на регистрацию в указанный специализированный государственный орган.

Гражданский иск, заявленный потерпевшим С. о взыскании с подсудимого М. в его пользу **** рублей в счет компенсации морального вреда, удовлетворить. Взыскать с М. в пользу С. (сто тысяч) рублей.

Вещественные доказательства после вступления приговора в законную силу:

- фрагменты фарфоровой (керамической) кружки, осколки стекла, металлическую банку с напитком, шнурок, хранящиеся в камере хранения СУ УВД на Московском метрополитене, - уничтожить;

- мужские туфли, ремень, трусы, джинсовые брюки, футболку, православный крестик, принадлежащие потерпевшему С., хранящиеся в камере хранения СУ УВД на Московском метрополитене, - возвратить по принадлежности С.;

- металлическую чайную ложку, кроссовки, джинсовые брюки и мужскую рубашку, принадлежащие подсудимому Щ., хранящиеся в камере хранения СУ УВД на Московском метрополитене, - возвратить по принадлежности Щ.;

- кроссовки, джинсовые брюки и мужскую рубашку, принадлежащие подсудимому Б., хранящиеся в камере хранения СУ УВД на Московском метрополитене, - возвратить по принадлежности Б.;

- белую спортивную куртку, футболку и спортивные брюки, принадлежащие подсудимому К., хранящиеся в камере хранения СУ УВД на Московском метрополитене, - возвратить по принадлежности К.;

- два видеодиска с видеозаписями камер видеонаблюдения, расположенных в южном вестибюле и в южном подземном переходе станции метро "Красные ворота", хранящиеся в материалах уголовного дела, - хранить при уголовном деле.

Апелляция. Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. Ходатайство об участии в суде апелляционной инстанции подсудимый вправе заявить в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора и в тот же срок со дня вручения ему копии апелляционного представления или апелляционной жалобы, затрагивающих его интересы.

Судебная практика московских районных судов;

Хулиганство группой лиц, лёгкий вред здоровью и побои;

Хулиганство с применением оружия;

Хулиганство группой лиц и побои из хулиганских побуждений;

Хулиганство и лёгкий вред здоровью;

Вред здоровью средней тяжести из хулиганских побуждений;

Лёгкий вред здоровью двух лиц и хулиганство;

Угроза убийством и хулиганство с сопротивлением;

Хулиганство с применением оружия и лёгкий вред здоровью;

Хулиганство и легкий вред здоровью из хулиганских побуждений;

Следственные отделы следственного комитета г. Москвы;

Квалификация уголовных деяний;

Судебная практика Московского городского суда;

Судебная практика по наркотикам;

Покушение на грабеж и хранение наркотических средств;

Покушение на сбыт наркотических средств в значительном размере;

Кража, с причинением значительного ущерба гражданину, с учётом рецидива;

Грабеж, группой лиц по предварительному сговор, с учётом рецидива;

Оскорбление и насилие в отношении представителя власти;

Насилие в отношении представителя власти;

Хранения оружия и угроза убийством;