Преступления против личности, практика московских судов

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Покушение на убийство переквалифицировано на тяжкий вред здоровью.

Преображенский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя - заместителя Преображенского межрайонного прокурора г. Москвы, подсудимого А. и его защитника - адвоката, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении А., ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ - покушение на убийство, установил:

А. виновен в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Преступление совершено А. при следующих обстоятельствах.

В период времени с 15 часов 00 минут до 15 часов 20 минут 22 марта 2014 года А.Н., находясь в помещении, занимаемом офисом компании по кредитованию, расположенном по адресу: Москва, Преображенская пл., 6, имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью С., опасного для жизни человека, и во исполнение своего преступного намерения, нанес последнему имеющимся при нем (А.) ножом не менее двух ударов в область расположения жизненно - важных органов С., после чего А. с места происшествия скрылся, причинив С. своими действиями, согласно выводам судебно - медицинской экспертизы № 1917м/1340 от 07 мая 2014 года, следующие повреждения: проникающую в брюшную полость колото-резаную рану передней брюшной стенки без повреждения внутренних органов, сопровождавшуюся ранением париетальной брюшины по ходу раневого канала на 4 см выше пупочного кольца, внутрибрюшным кровотечением (около 100 мл), которая могла быть причинена воздействием ост­рого предмета, обладающего колюще - режущими свойствами, с местом приложения травмирующей силы в область расположения раны (по левой средне - ключичной линии на 6 см ниже пупочного кольца), направление её соответствует направлению раневого канала (спереди назад, снизу вверх, слева направо, длинной до 7-8 см), данное повреж­дение причинило тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (пункт 6.1.15 приложения к приказу Минздравсоцразвития России от 24 апреля 2008 года № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причинен­ного здоровью человека»); колото-резаную рану по задней поверхности средней трети левого плеча без по­вреждения магистральных сосудов и нервов, которая могла быть причинена воздейст­вием острого предмета, обладающего колюще - режущими свойствами, с местом приложения травмирующей силы в область расположения раны, направление её соответству­ет направлению раневого канала (сверху вниз, снаружи внутрь длинной до 6-7 см), данное повреждение причинило легкий вред здоровью, по признаку кратковременно­го расстройства здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно) (пункт 8.1 приложения к приказу Минздравсоцразви­тия России от 24 апреля 2008 года № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определе­ния степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»), данное повреждение не является опасным для жизни.

Допрошенный в судебном заседании в качестве подсудимого А. свою вину в совершении вышеуказанного в приговоре преступления признал в полном объеме, в содеянном чистосердечно раскаялся, пояснив, что убивать С. он не желал. По обстоятельствам уголовного дела А. дал суду показания о том, что в конце ноября 2013 года приобрел в кредит автомашину. При этом при оформлении кредита его, А., обманули сотрудники компании, поскольку сумма фактически взятого им кредита превышала на 130000 рублей оговоренную с сотрудниками указанной компании при оформлении ими договора сумму.

При этом документы при оформлении кредита он, А., подписал не читая, поскольку полностью полагался на убеждения С., что с документами все в порядке, и обнаружил расхождения в суммах лишь когда приехал домой. Он, А.Н., разозлившись, в марте 2014 года приехал в офис, где встретил администратора С., который и помогал ему, А., оформлять указанный кредит. Спросив у С., помнит ли он его, А., и получив отрицательный ответ, чувствуя злость за обман, он несколько раз, хаотично, ударил имеющимся при себе для самообороны ножом С., после чего стал убегать с места преступления, однако впоследствии был задержан сотрудниками указанной компании, а затем и сотрудниками полиции.

Будучи допрошенным на стадии следствия (л.д. 47-50; 59-61), А. давал показания о том, что в конце ноября 2013 года в сети интернет нашел сайт, на котором продавали автомобили, так же на этом сайте оказывали услуги по автокредитованию. Через два-три дня он приехал в район Сокольники г. Москвы в офис, расположенный по адресу: Москва, Преображенская пл., 6, где его встретил администратор и подвел к девушке, которой он, А., показал имеющиеся при нем документы, необходимые для получения кредита, заполнил необходимые документы на одобрение кредита. Затем с другим сотрудником офиса в сети интернет он, А., показал интересующую его машину, после чего они её съездили посмотреть, и вернулись в офис для оформления договора купли - продажи.

Ему, А., был одобрен договор на авто кредит банком, сроком на три года, с процентной ставкой 26% годовых, после чего он подписал договор не читая. Сотрудники офиса его убедили, что переплата за три года составит не более 50000 рублей, но в договоре он, А., увидел, что стоимость автомашины была прописана как 235 000 рублей, и от этой суммы считались проценты. Сотрудники офиса также попросили его, А., сказать банку, если позвонят, что стоимость машины составляет 235 000 рублей и не меньше.

После оформления сотрудники фирмы отдали деньги в размере 155 000 рублей за машину её владельцу, а также договор купли - продажи, администратор ему, А., отдал ключи от автомобиля, поздравил с покупкой. Дома, просмотрев бумаги, он, А., увидел, что в месяц необходимо будет платить по 9 400 рублей и, посчитав сумму за три года, обнаружил, что ему придется заплатить 338400 рублей, после чего понял, что его обманули и стал думать, как им отомстить. 20 марта 2014 года, примерно в 17 часов 00 минут, он пришел в оружейный магазин, расположенный по адресу: Москва, Преображенская пл., 6, где купил за 1 300 рублей финский нож с резиновой ручкой, с гардой, лезвие примерно 12 сантиметров.

22 марта 2014 года, примерно в 14 часов 30 минут, он, А., приехал в район Москва, Преображенская пл., 6 г. Москвы, и пошел в офис, при этом указанный финский нож находился у него при себе в наружном правом кармане куртки. Не став сразу заходить в офис, он, А., в дверях стал ждать, когда в помещении появится администратор С., увидев которого, он, А., прошел в офис и подойдя к С., стал у него спрашивать, где можно оплатить кредит. Далее он, А., спросил у С., помнит ли он его, и, получив отрицательный ответ, он, А., достал из правого кармана своей куртки нож и ударил им С. в область живота в левый бок, после чего нанес ножом еще один удар, куда именно не помнит, развернулся и побежал к дверям, и, через непродолжительный промежуток времени был задержан сотрудниками офиса.

Впоследствии, после предъявления обвинения в окончательной редакции, показания А. на стадии следствия были изменены (л.д. 96-101), при этом А. пояснил, что убивать С. не хотел, пришел в офис фирмы с целью пообщаться с сотрудниками по поводу кредита, который он оформлял у них, так как обещанные проценты по кредиту не совпали с реально указанными в договоре, согласно которому переплата составила около 200000 рублей, при условии, что сам кредит был оформлен на сумму 155000 рублей.

Также А. заявил, что специально с собой нож не брал, он случайно оказался у него в кармане, что было замечено им, А., уже во время разговора со С. На момент приобретения ножа он, А., не собирался посещать указанную организацию, нож приобретался для поездки с друзьями на шашлыки. После того, как С. сообщил ему, А., что не узнает его и не помнит, он, А., разозлился, и, обнаружив в кармане нож, достал его и ударил им С., при этом наносил удары не целенаправленно, два раза нанес удар ножом в хаотичном порядке. Убивать С. он, А., не хотел, при этом осознавал, что может причинить ему телесные повреждения и физическую боль, хотел напугать С. за то, что его, А., обманули по кредиту. Условия кредита и процентные ставки по нему ему, А., объяснял именно С., который и назвал конечную сумму выплат по кредиту в размере 180000 рублей.

Противоречия в своих показаниях А. в судебном заседании пояснить не смог.

Суд, проведя судебное следствие, заслушав прения сторон и последнее слово подсудимого, приходит к выводу о том, что вина подсудимого А. в совершении вышеуказанного в приговоре преступления, установлена и подтверждается следующими исследованными в судебном заседании доказательствами, представленными стороной обвинения.

Показаниями в суде потерпевшего С., из которых следует, что он состоит в должности генерального директора ****», которое занимается кредитованием физических лиц, а также оказывает содействие в получении кредита. 22 марта 2014 года он, С., находился на своем рабочем месте в офисе, расположенном по адресу: Москва, Преображенская пл., 6. Во второй половине дня он вышел из кабинета и увидел в коридоре ранее ему неизвестного молодого человека кавказской внешности, впоследствии оказавшегося А., который обратился к нему, С., с вопросом, где можно оплатить кредит. Он, С., ответил А., что в их офисе кредит оплатить нельзя и он может обратиться в ближайшее отделение того банка, в котором он получал кредит.

После этого А. спросил, не помнит ли он, С., его, на что он, С., ответил отрицательно, после чего А. достал из кармана одетой на нем крутки правую руку, в которой он, С., увидел нож и А. сразу же, ничего не говоря, нанес ему, С., удар ножом в область живота и еще один удар в область левого плеча. После этого А. стал убегать, у входной двери его попытался остановить охранник П., но А. нанес и ему удар ножом в область плеча, после чего выбежал из офиса. Он, С., сразу же зашел в свой кабинет и лег на диван, сотрудники фирмы вызвали ему скорую медицинскую помощь, по приезду которой он был госпитализирован в ГКБ.

Со слов сотрудников фирмы ему, С., стало известно, что примерно за полгода до случившегося А. обращался в их офис с целью оформления кредита, но он, С., его не помнил. По его, С., мнению, А. нанес телесные повреждения именно ему, поскольку у него, С., был бейдж с указанием замещаемой должности - руководитель отдела продаж. Какого - либо сопротивления А. при нанесении последним ударов ножом он, С., не оказывал, но, возможно, смог сгруппироваться. По его, С., мнению, убивать его А. не собирался, его поведение и действия он, С., объясняет юным возрастом, в связи с чем, просит суд строго подсудимого не наказывать.

Показания потерпевшего С. в части механизма и локализации причиненных ему А. телесных повреждений, согласуются также со справкой ГКБ № (л.д. 37), а также с заключением судебно - медицинской экспертизы №№ (л.д. 106-108) согласно выводам которой, у С. были обнаружены повреждения: проникающая в брюшную полость колото-резаная рана передней брюшной стенки без повреждения внутренних органов, сопровождавшаяся ранением париеталь­ной брюшины по ходу раневого канала на 4 см выше пупочного кольца, внутрибрюшным кровотечением (около 100 мл), могла быть причинена воздействием ост­рого предмета, обладающего колюще-режущими свойствами, с местом приложения травмирующей силы в область расположения раны (по левой средне - ключичной линии на 6 см ниже пупочного кольца), направление её соответствует направлению раневого канала (спереди назад, снизу вверх, слева направо, длинной до 7-8 см), данное повреж­дение причинило тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (пункт 6.1.15 приложения к приказу Минздравсоцразвития России от 24 апреля 2008 года № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причинен­ного здоровью человека»); колото-резаная рана по задней поверхности средней трети левого плеча без по­вреждения магистральных сосудов и нервов, могла быть причинена воздейст­вием острого предмета, обладающего колюще-режущими свойствами, с местом прило­жения травмирующей силы в область расположения раны, направление её соответству­ет направлению раневого канала (сверху вниз, снаружи внутрь длинной до 6-7 см), дан­ное повреждение причинило легкий вред здоровью, по признаку кратковременно­го расстройства здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно) (пункт 8.1 приложения к приказу Минздравсоцразви­тия России от 24 апреля 2008 года № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определе­ния степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»); данное повреждение не является опасным для жизни. Обнаруженные повреждения не имели каких-либо характерных особенностей, которые позволили бы установить индивидуальные свойства травмирующих предметов. Взаиморасположение потерпевшего и нападавшего в момент причинения повреждений, равно как и положение тела потерпевшего могло быть любым, возможным для реали­зации установленного механизма образования повреждений.

У суда не имеется оснований не доверять вышеприведенному в приговоре заключению эксперта (л.д. 106-108), которое оформлено надлежащим образом, соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, является научно обоснованным и убедительно аргументированным, а его выводы представляются суду ясными и понятными. Каких-либо нарушений требований, предусмотренных ст.ст. 198, 206 УПК РФ при проведении вышеуказанной в приговоре экспертизы, судом не установлено.

Экспертное исследование полностью соответствует требованиям уголовно-процессуального закона и Федерального Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», утверждено подписью проведшего его эксперта, стаж работы по специальности которого, а также степень квалификационной категории не вызывают у суда сомнений в его компетенции; скреплено печатью учреждения, в котором проводилась данная экспертиза.

В заключении нашли свое отражение методы исследования в сочетании с анализом всех обстоятельств дела.

Кроме того, вина А. в совершении вышеуказанного преступления подтверждается показаниями на следствии свидетеля П. (л.д. 71-73), из которых следует, что 22 марта 2014 года, он находился на своем рабочем месте в офисе, расположенном по адресу: Москва, Преображенская пл., 6. Примерно в 15 часов 10 минут в холле офиса он увидел генерального директора ****» С., и, примерно через пять минут, услышал крик С. и увидел, что в сторону выхода из офиса бежит ранее ему неизвестный молодой человек, впоследствии установленный как А.. Добежав до двери А. попытался ее открыть, но дернул ее не в ту сторону, в связи с чем он, П., успел к нему подбежать. Увидев его, П., А. замахнулся на него ножом, находящимся в его руках, и попытался нанести ему, П., удар, однако он смог увернуться от удара ножом, в связи с чем А. попал ему в левую руку в область предплечья. Он, П., почувствовал жжение и у него пошла кровь. Далее А. выбежал из офиса и стал убегать, в это время на улицу выбежали сотрудники фирмы Б. и Б., которые побежали за А.. Он, П., также выбежал на улицу и побежал за ними. По адресу: Москва, Преображенская пл., 6, Б. и Б. догнали А. и стали его задерживать, после чего подбежал он, П. А. стал оказывать активное физическое сопротивление и между ними завязалась борьба, в результате которой А. повалили на землю и стали его удерживать. Далее были вызваны сотрудники полиции, по приезду которых А. был задержан.

Показаниями на следствии свидетеля Б. (л.д. 62-64) о том, что 22 марта 2014 года он находился на своем рабочем месте в офисе, расположенном по адресу: Москва, Преображенская пл., 6. Примерно в 15 часов 15 минут он услышал крики, доносящиеся со стороны парадного входа в офис, и сразу же выбежал из кабинета, когда увидел, что генеральный директор ****» С. держится за живот и просит вызвать скорую помощь, у него из живота шла кровь. Также С. пояснил, что его порезал неизвестный молодой человек, который выбежал на улицу.

Сотрудники фирмы стали вызывать скорую медицинскую помощь, а он, Б., совместно с охранником П. и сотрудником фирмы Б., выбежали на улицу и увидели, что от офиса в сторону станции метро Преображенская убегает молодой человек, впоследствии оказавшийся А.. Они побежали за А. и догнали его по адресу: Москва, Преображенская пл., 6, в процессе задержания А. оказывал активное сопротивление, между нами завязалась борьба, в результате которой они повалили А. на землю и стали его удерживать до приезда сотрудников полиции. Во время задержания А., П. особого участия не принимал, так как у него была порезана рука. Со слов П. ему, Б., стало известно, что его порезал ножом А., когда П. пытался его остановить на выходе из офиса.

Показаниями на следствии свидетеля Б. (л.д. 74-76), из которых следует, что 22 марта 2014 года он находился на своем рабочем месте в офисе, расположенном по адресу: Москва, Преображенская пл., 6, Москва, Преображенская пл., 6. Примерно в 15 часов 15 минут он, Б., услышал крики, доносящиеся со стороны парадного входа в офис, сразу же выбежал из кабинета и увидел, что генеральный директор ****» С. держится за живот и просит вызвать скорую помощь, у него из живота шла кровь. Также С. пояснил, что его порезал неизвестный молодой человек, который выбежал на улицу.

Сотрудники фирмы стали вызывать скорую медицинскую помощь, а он, Б., совместно с охранником П. и сотрудником фирмы Б., выбежали на улицу и увидели, что от их офиса в сторону станции метро Преображенская убегает молодой человек, установленный впоследствии как А., за которым они все побежали и догнали его по адресу: Москва, Преображенская пл., 6. При задержании А. оказывал активное физическое сопротивление, между ними завязалась борьба, в результате которой они повалили А. на землю и стали его удерживать до приезда сотрудников полиции. П. при задержании А. особого участия не принимал, так как у него была порезана рука.

Показаниями на следствии свидетелей М. (л.д. 65-67) и М. (л.д. 68-70), в целом аналогичными по своему содержанию и дополняющими друг друга, из которых следует, что 22 марта 2014 года каждый из них находился на своем рабочем месте в офисе, расположенном по адресу: Москва, Преображенская пл., 6. Примерно в 15 часов 15 минут они, М. и М., услышал крики, доносящиеся со стороны парадного входа в офис. Выбежав из кабинетов они увидели, что генеральный директор С. держится за живот и просит вызвать скорую помощь, при этом у него из живота шла кровь. Несколько сотрудников выбежали на улицу из офиса и куда-то побежали, как впоследствии им, М. и М., стало известно, они побежали за молодым человеком, который нанес ножевое ранение С. М. в это время стал вызывать скорую помощь, по приезду которой С. был госпитализирован.

Также вина А. в совершении вышеуказанного в приговоре преступления подтверждается карточками происшествия от 22 марта 2014 года (л.д. 16-20), согласно которым в дежурную часть ОМВД России по району Сокольники г. Москвы поступило сообщение о том, что у мужчины ножевое ранение в живот на рабочем месте, выставлен диагноз - колото - резаная рана брюшной стенки и левого плеча.

Место совершения А. преступления установлено протоколом его осмотра (л.д. 21-23), в ходе которого, в присутствии понятых, было осмотрено помещение офиса по адресу: Москва, Преображенская пл., 6, зафиксирована обстановка, с левой стороны от входа в помещение на ковровом покрытии обнаружен и изъят нож с рукояткой из пластикового материала черного цвета.

В ходе проведения осмотра места задержания А. (л.д. 24-26), также в присутствии понятых был осмотрен участок местности по адресу: Москва, Преображенская пл., 6, изъяты два смыва вещества бурого цвета и носовой платок темно-коричневого цвета.

Впоследствии все обнаруженное и изъятое в ходе проведения осмотров места происшествия было осмотрено в присутствии понятых (л.д. 120-122), в качестве вещественных доказательств признаны: нож и компакт - диск CD-R TDK с записью камер наружного наблюдения, расположенных на месте происшествия.

Оценивая представленные суду доказательства в их совокупности и признавая их относимыми, допустимыми доказательствами по делу, не противоречащими друг другу, поскольку существенных нарушений действующего законодательства при их получении, влекущих признание их недопустимыми и подлежащими исключению из числа доказательств, судом не установлено, а также достоверными, так как они находятся в логической взаимосвязи между собой, подтверждают фактические обстоятельства, установленные судом; совокупность вышеприведенных доказательств суд находит достаточной для разрешения дела.

Суд признает достоверными и правдивыми вышеприведенные показания потерпевшего С., свидетелей П., Б., Б., М., М., поскольку они подробны, последовательны, соответствуют материалам дела и согласуются между собой и другими доказательствами. Не доверять показаниям потерпевшего и указанных свидетелей у суда оснований не имеется; объективных причин для оговора А. с их стороны, судом установлено не было, в связи с чем, показания данных лиц суд кладёт в основу обвинительного приговора, учитывая, что давая показания по делу, потерпевший С. руководствовался личным восприятием увиденного, с учетом той неожиданной, скоротечной и психотравмирующей ситуации, в которой он оказался, связанной с неожиданным нападением на него А. и нанесением последним ножом двух ударов, в том числе и в область живота; показания потерпевшего, а также показания вышеуказанных свидетелей позволяют суду установить фактические обстоятельства совершенного А. преступления и виновности последнего.

То обстоятельство, что в обвинительном заключении и в тексте показаний на следствии свидетелей Б., М., М., П. и Б. имеется указание на дату совершения А. преступления, а именно 22 марта «2013» года, а не «2014», суд связывает с очевидной технической ошибкой, не влияющей на суть и установленные судом фактические обстоятельства совершения А. вышеуказанного в приговоре преступления, а также на существо и содержание показаний указанных свидетелей, которые, как отмечено в приговоре выше, признаны судом в качестве допустимых и достоверных доказательств по уголовному делу.

Суд приходит к выводу, что все вышеприведенные в приговоре доказательства по делу получены в соответствии с требованиями закона и обстоятельств, свидетельствующих об ограничении и нарушении прав А. на стадии предварительного расследования, в том числе и на защиту, судом не установлено.

Оценивая показания самого подсудимого А., как данные в ходе судебного следствия, так и на стадии предварительного расследования, суд отмечает их противоречивость в части обстоятельств приобретения ножа, явившегося впоследствии орудием преступления и в части цели визита офиса ****», а потому признает в качестве надлежащего доказательства лишь те из показаний подсудимого как в суде так и на следствии, в которой они согласуются с иными вышеприведенными в приговоре доказательствами и установленными судом фактическими обстоятельствами, каковыми суд признает показания А. о том, что он действительно 22 марта 2014 года нанес имевшимся при нем ножом два удара С., осознавая, что своими действиями может причинить последнему телесные повреждения и физическую боль, после чего с места преступления скрылся, однако через непродолжительный промежуток времени был задержан.

К показаниям подсудимого А. в остальной части, а именно об обстоятельствах приобретения ножа, которым впоследствии им были нанесены удары Слепухину, о цели визита офиса **** суд относится критически, считает показания А. в данной части данными в целях преуменьшения своей вины в содеянном в расчете на назначение ему судом более мягкого наказания.

При этом суд учитывает, что установленные в показаниях подсудимого, данных на следствии и в суде, противоречия не несут за собой существенных последствий, которые могут повлиять на фактические обстоятельства дела, установленные судом, а также на выводы суда о виновности А. в совершении вышеуказанного в приговоре преступления, однако, согласуются с его правом на защиту, и, с учетом того, что каких - либо оснований для самооговора А. в ходе следствия и в суде установлено не было, а также с учетом вышеприведенных в приговоре доказательств, представленных стороной обвинения в качестве обоснования вины А., позволяют суду отнести данные противоречия к чрезмерно вольной трактовке А. доказательств, не соответствующей объективной действительности.

Переходя к вопросу о квалификации действий подсудимого А., суд приходит к следующим выводам.

Органами предварительного следствия действия А. квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, как покушение на убийство, то есть совершение умышленных действий, непосредственно направленных на причинение смерти другому человеку.

По смыслу уголовного закона, покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда виновный осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желает ее наступления.

Вместе с тем, суд пришел к убеждению, что в материалах дела не содержится и в судебном заседании не добыто объективных, достоверных доказательств направленности умысла А. на убийство С., а, напротив, показаниями подсудимого, которые ничем не опровергнуты, а также совокупностью иных исследованных в ходе судебного следствия доказательств, установлено, что умысел А. был направлен именно на причинение тяжкого вреда здоровью С., о чем объективно свидетельствует характер и локализация причиненных телесных повреждений, способ совершения преступления, орудие преступления.

Так А., нанося С. два удара ножом в жизненно важный центр человека - в область живота, осознавал опасность своего деяния, предвидел наступление общественно-опасных последствий и желал именно такого результата, причинив своими преступными действиями С., согласно заключению судебно - медицинской экспертизы, тяжкий вред здоровью в виде проникающей в брюшную полость колото - резаной раны передней брюшной стенки без повреждения внутренних органов, сопровождавшуюся ранением париетальной брюшины и внутрибрюшным кровотечением.

При этом суд также учитывает то обстоятельство, что после нанесения двух ударов ножом потерпевшему С., А. направился к выходу из помещения офиса, при отсутствии со стороны потерпевшего каких - либо высказываний и сопротивления, в том числе и оборонительных действий, которые позволяли бы прийти к выводу о том, что А. покинул место происшествия лишь потому, что потерпевший стал отвечать на его противоправные действия, что, по убеждению суда, свидетельствует о том, что А., осознавая, что потерпевший остался жив, имея при желании реальную возможность лишить С. жизни, никаких попыток продолжить посягательство на жизнь потерпевшего не предпринимал, а сами по себе характер и локализация повреждений при отсутствии иных доказательств, подтверждающих умысел виновного на лишение жизни потерпевшего, не могут свидетельствовать о намерении его убить.

Об умысле А. на причинение тяжкого вреда здоровью С. и отсутствии в его действиях физиологического аффекта либо какого-либо другого эмоционального состояния или волнения, которые могли существенно повлиять на его состояние и поведение, свидетельствует также заключение комиссии экспертов № (л.д. 116-117), из выводов которого следует, что А. хроническим психическим расстройством, слабоумием, исключающими у него способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает ими в настоящее время. В период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, у А. не отмечалось и признаков какого-либо временного психического расстройства или иного болезненного состояния психики, он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

На это указывают сведения о сохранности ориентировки и речевого контакта с окружающими, направленности агрессивных действий на определенное лицо, последовательности и целенаправленности действий, отсутствии болезненной интерпретации окружающего, предпринятых мерах по сокрытию преступления и избежанию наказания. По своему психическому состоянию в настоящее время А. может в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими; правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значения для дела и давать о них показания; принимать участие в судебно-следственных действиях. В принудительных мерах медицинского характера А. не нуждается.

Данное заключение комиссии экспертов позволяет суду прийти к выводу о том, что А. в период совершения вышеуказанного в приговоре преступления мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими, то есть совершил данное деяние в состоянии вменяемости, в связи с чем, в соответствии со ст. 19 УК РФ, подлежит уголовной ответственности.

С учетом вышеприведенных обстоятельств, а также принимая во внимание положения ст. 14 УПК РФ, согласно которым все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно - процессуальным кодексом РФ, толкуются в пользу обвиняемого, суд соглашается с позицией государственного обвинителя и считает необходимым квалифицировать действия А. по ч. 1 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

При назначении наказания подсудимому А., суд учитывает данные о его личности, отмечая следующее.

А. имеет на иждивении малолетнего ребёнка, что признается судом, в соответствии со ст. 61 УК РФ, в качестве обстоятельств, смягчающих его наказание. Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого, указанных в ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

На основании изложенного, учитывая вышеприведенные данные о личности подсудимого А., а также конкретные обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенного А. преступления, учитывая влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи, а также лиц, находящихся у него на иждивении, смягчающие его наказание обстоятельства и отсутствие отягчающих, суд приходит к выводу о том, что исправление подсудимого А. возможно лишь в условиях изоляции его от общества и, назначая ему наказание в виде лишения свободы, не находит оснований к применению положений ст.ст. 64, 73 УК РФ.

При этом, несмотря на наличие обстоятельств, смягчающих наказание А. и отсутствие отягчающих, учитывая фактические обстоятельства совершенного им преступления, степени его общественной опасности, суд не находит оснований для изменения, согласно ч. 6 ст. 15 УК РФ, категории преступления, в совершении которого А. признан виновным, на менее тяжкую.

Местом отбывания наказания А. суд, в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, назначает исправительную колонию общего режима. В соответствии со ст. 81 УПК РФ, суд разрешает вопрос о судьбе вещественных доказательств по делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 296-299, 302-304, 307-310 УПК РФ, суд приговорил:

А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ и назначить ему наказание по ч. 1 ст. 111 УК РФ в виде лишения свободы на срок пять лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания А. исчислять с момента его фактического задержания, а именно с 22 марта 2014 года, меру пресечения А. оставить прежней - заключение под стражу.

Вещественные доказательства по делу, в качестве которых признаны: нож, хранящийся в камере хранения вещественных доказательств Преображенского МРСО СУ по ВАО ГСУ СК РФ по г. Москве, после вступления приговора в законную силу - уничтожить; компакт - диск CD-R TDK - хранить при материалах уголовного дела.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение десяти суток со дня его провозглашения, а осужденным А., содержащимся под стражей, - в тот же срок с момента получения копии приговора.

Осужденный вправе ходатайствовать в письменном виде о личном участии при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

на главную

Преступления против личности, практика московских судов;

Убийство в состоянии алкогольного опьянения;

Убийство на почве ревности;

Покушение на убийство переквалифицировано на тяжкий вред здоровью;

Покушение на убийство в ходе конфликта баре;

Убийство в драке;

Убийство из ревности;

Убийство в ходе семейной ссоры;

Вред здоровью средней тяжести и тяжкий вред здоровью;

Судебная практика московских районных судов по хищениям;

Судебная практика московских районных судов;

Уголовные дела, судебная практика;

Судебная практика по наркотикам;

Квалификация уголовных деяний;

Судебная практика Московского городского суда;

Следственные отделы следственного комитета г. Москвы;

Уголовный процесс;